Этот раздел моего сайта посвящен переводческой отрасли, практике и бизнесу перевода. Мне кажется, что в нашей отрасли что-то не так с учетом того, как в ней обстоят дела. Есть некоторые вещи, которые я ношу в себе очень долго и просто обязан облечь их в слова, иначе лопну.

Перевод - это единственная известная мне отрасль, в которой заказчика беспокоит практически исключительно денежная сторона вопроса, и ничего больше. Заказчики готовы привлекать к работе, скажем, не вполне квалифицированных переводчиков, чтобы сэкономить ничтожные суммы. Они готовы поставить под угрозу крупные и серьезные проекты, чтобы получить сомнительную сиюминутную выгоду.

Мне такой подход представляется по меньшей мере странным. Тем же самым людям никогда в жизни не придет в голову искать врача или юриста, или любого другого специалиста и пользоваться их услугами по принципу наименьшей цены. По вполне понятным причинам заказчик за свои деньги хочет найти самого лучшего представителя этих профессий. Причем стоимость услуги, зачастую, рассматривается во вторую, а то и в третью, очередь. Люди ищут крепких профессионалов, которых потом спрашивают, сколько будут строить их услуги.

Почему же в нашей отрасли не так? У меня нет на этот вопрос однозначного ответа. Но подозреваю, что это связано со статусом переводчика. Многие все еще считают, что единственное, что нужно для работы переводчиком, - это владение двумя или несколькими языками. На самом деле хорошее владение иностранным языком - это только начало (а о людях, которые выросли за границей и на языке своих родителей говорили только дома, речь вообще не идет. Им еще этот язык надо в полной мере освоить. Чтобы стать переводчиком, этого далеко не достаточно).

Профессии врача и юриста существуют очень давно (хотя было такое время, когда некоторые медицинские услуги оказывали брадобреи). Врачи и юристы очень давно стали объединяться в профессиональные организации, добивавшиеся от властей, чтобы в отношении работающих по этим специальностям людей вводились определенные требования в плане образования и лицензирования. Может быть, к тому моменту, когда наша профессия просуществует столько же времени (она существует давно, но не как вид профессиональной деятельности, требующий специального образования и контроля со стороны профессиональной организации), мы добьемся аналогичного статуса.

The medical and the legal professions have been around a very long time (there used to be a time when barbers were part of the medical profession). Lawyers and doctors began establishing professional associations that lobbied the powers that be for educational and licensing requirements to be introduced with respect to those that practiced these professions. Maybe, by the time our profession has been around as long (it has been but not as a separate professional activity requiring specialized education and oversight on the part of a professional association), we will have achieved comparable status.